Превью the evil within

      Комментарии к записи Превью the evil within отключены

Рука создателя Resident Evil Синдзи Миками сходу чувствуется в его новой хоррор-игре называющиеся The Evil Within. В этом приключении от Tango Gameworks игрок противостоит зомби-подобным существам и удирает от обезображенных, практически неубиваемых созданий.

Превью the evil within

Но The Evil Within идёт дальше, в особенности в изображении насилия, крови и пыток, и задействует психотерапевтические, основанные на галлюцинациях методы испуга, которым было бы не место в Resident Evil.

Эта игра не для слабонервных. В одной сцене её храбрецу детективу Себастьяну Кастелланосу приходится идти по грудь в внутренностях и густой крови. Он решает головоломки, каковые требуют прокалывания мозговой ткани душевнобольных больных, каковые, пускай и складываются из чуть большего, чем шеи и головы, всё ещё как-то находятся в сознании.

Рядовая нежить игры, в случае, если её возможно так назвать, – это не просто разлагающиеся, шаркающие трупы. Над ними очевидно надругались: в их лица вбиты гвозди, колья и шипы. Нижние челюсти отбиты. Тела оплетены колючей проволокой. Думается, они сердиты на вашу живую людскую плоть, а не просто хотят сожрать её.

В одной из глав игры, замеченных нами в свежей демо-версии The Evil Within, нам довелось изучить её более классическую пугающую сторону. Поиски пропавших больных закадычного приятеля врача Джименеза привели Кастелланоса к хоспису. За территорией около строения следила несколько живых мертвецов, бродящая около кипы горящих трупов. Мы в роли Кастелланоса и Джименеза шепетильно старались не выдать собственное присутствие. Пробравшись вовнутрь, мы в первый раз познакомились с кровавостью The Evil Within: необходимо было надрезать гниющее тело, дабы извлечь из его внутренностей ключ.

Загнивающие интерьеры близлежащих строений показались привычными местами. По сути, это были более чёрные, более неприятные предположения того, что мы видели, прокрадываясь через дома Resident Evil.

В распоряжении Кастелланоса маленький арсенал оружия: милицейский револьвер, дробовик, нож и, иногда, граната. Снаряды, как и ожидалось, ограничены. Самое необыкновенное оружие – это Арбалет агонии, средство «на конечный случай», которое стреляет стрелами, талантливыми замораживать, взрывать, ослеплять неприятелей и убивать их электрическим током. В ходе собственного приключения Кастелланос собирает механические подробности, каковые возможно применять для изготовления этих стрел.

Кое-какие элементы возможно извлечь из бомб, размещённых по уровням The Evil Within. Эти ловушки выявляют передвижение и вашу близость, но смогут быть нейтрализованы в ходе мини-игры, простой, но весьма рискованной. Обычно бомбы скрыты от глаз разными предметами, и меня часто заставал неожиданно пикающий звук их неизбежного разрыва … а после этого и радиус поражения. Я заключил , что лучше избегать этих раздражающих снарядов, чем пробовать их нейтрализовать.

Тогда как буу-эффектов, типа тех непрошенных бомб-сюрпризов, в The Evil Within хватает, за более увлекательные попытки напугать отвечает её ужасающая коллекция привидений и монстров. В главе про хоспис мы в первый раз столкнулись с кровавой леди-паучихой – черноволосым женским существом с громадным числом конечностей, которое вылезает из бассейна крови. Она не только фактически неуязвима, но и может телепортироваться. По совету штатного сотрудника Bethesda Softworks мы от неё.

К несчастью, под конец отечественного безумного рывка мы наткнулись на ещё одного неубиваемого соперника игры – фантома по имени Рувик. Он – мародёрствующий призрак (либо какого-либо рода галлюцинация), по всей видимости важный за возвращение мёртвых к судьбе. Рувик скоро закрывает вас между собой и леди-паучихой, и вам ничего не остаётся, не считая как полететь вниз в чёрную шахту.

Ваше падение скоро уходит в сторону – практически, в силу того, что The Evil Within экспериментирует с самой планировкой уровней. В ранних главах игры это происходит пара раз: залы и туннели меняют ориентацию и форму на ваших глазах. Похоже, причиной данных галлюцинаций выступает Рувик, потому, что все персонажи испытывают эти необычные видения. «Должно быть, мы коллективно сходим с ума», – говорит один из них.

Более поздний этап игры, восьмая глава называющиеся «Самые ожесточённые намерения», начинается перед внушительным особняком, очевидно принадлежащим какому-нибудь эксцентричному, быть может и жестокому, семейству. «Я уже видел данный дом раньше, – говорит Кастелланос, подходя к нему. – Я ни при каких обстоятельствах тут не был, но…»

"наверное," видения Рувика оказываются тут более сильными: Кастелланос видит призрачные последствия событий, каковые случались в этом доме раньше. Иногда Рувик появляется во вспышке светло синий света, дабы поиздеваться над игроком, в то время как нежить деятельно гоняется за главным храбрецом.

Первостепенная задача Кастелланоса в этом месте – решить головоломку, в следствии которой богато украшенная дверь фойе остаётся закрытой. Скоро он выясняет, что кусочки мозаики связаны с медицинскими опытами, каковые проводились в доме. Узнается, что его житель помешан на людской мозге и по дому рассредоточена несколько всё ещё пребывающих в сознании подопытных. Дабы открыть три замка, преграждающих путь Кастелланоса, необходимо посетить три отделённые от тел головы и просверлить отверстие в конкретной области мозга, несущей ответственность за определённую людскую чувство. Это воздействие приводит к потоку крови, что течёт обратно к основной двери, и так создаётся чувство, что храбрец стал соучастником какого-либо бессердечного научного опыта.

Превью the evil within

Тогда как данный отрезок The Evil Within порадовал своим извращённым подходом к головоломке с закрытой дверью, восьмая глава игры является хорошим примером, что Tango Gameworks подразумевают под смесью психологического ужаса и животного страха. Фантом Рувик появляется пара раз в перерывах между стычками с восставшими из мёртвых, искажая окружающий мир и заботясь о том, дабы кроме того тогда, в то время, когда дом зачищен от оживлённых соперников, игрок ни при каких обстоятельствах не ощущал себя в безопасности.

Ещё один увлекательный трюк The Evil Within проделывает над нежитью. Кроме того в то время, когда она побеждена – повержена и обезглавлена выстрелом в голову, – ни при каких обстоятельствах нельзя быть до конца уверенным, что она вправду «мертва». Дабы прикончить живых мертвецов подобающим образом, необходимо их поджечь, что Кастелланос может выполнить, кинув зажжённую спичку (либо, в некоторых локациях, воспламенив лужу нефти). Спички выясняются дефицитным продуктом, и почему-то главный герой может носить лишь восемь штук либо около того в один момент.

Из восьмой главы мы выясняем, что галлюцинации в The Evil Within употребляются не только как средство дезориентации и способ повествования игрока. Кастелланос кроме этого испытывает галлюциногенные эффекты, в то время, когда применяет определённые лечащие предметы, что делает кроме того процесс восстановления собственного здоровья возможно страшным. Укол несложной сыворотки не позовёт побочных эффектов, а вот в случае, если воспользоваться одной из игровых аптечек, в течение нескольких секунд будут мучать сбивающие с толку видения.

Один нюанс The Evil Within нам не продемонстрировали в данной демо-версии – возможности апгрейда свойств Кастелланоса. в течении игры возможно будет собирать пузырьки со необычной зелёной жидкостью – химическим реактивом, что, "наверное," главный герой как-то сможет потреблять.

Дабы выяснить, как это трудится, похоже нужно будет подождать E3 2014.

The Evil Within владеет ярким очарованием. Кое-какие моменты в ней кажутся мало необычными, но наряду с этим успокаивающими; к примеру, «Лунный свет» Дебюсси, играющий в помещении сохранений. А ещё Кастелланос довольно часто произносит фразы, выпадающие из контекста. «Что-то очевидно не так с этим местом», – вскользь говорит он вслух по окончании того, как напоролся на дюжину оживших мертвецов и измазанные кровью стенки.

По ощущениям, это игра, которая строится на том, за что Миками известен первым делом (survival horror), но ведущая жанр в новом направлении, в котором нет ограничений, свойственных устоявшимся франшизам наподобие Resident Evil.

by Michael McWhertor, Polygon.com

Перевод: Rutab.net

9 изображений

    The Evil Within — Мнение Алексея Макаренкова


    Интересные записи: