Пятилетка, механизация математики и запуск первых эвм: каким было программирование в ссср

      Комментарии к записи Пятилетка, механизация математики и запуск первых эвм: каким было программирование в ссср отключены

Они грезили о космосе и роботах, на Западе иногда выяснялись «overqualified». Но при всём этом ухитрялись хранить документацию в самых непредсказуемых местах, а о собственных достижениях рассуждали в терминах «механизация» и «пятилетка математики». Галина Ладес в данной сфере с 1975 года. Она поведала нам о программировании, программистах и компьютерах в СССР.

Пятилетка, механизация математики и запуск первых эвм: каким было программирование в ссср

Старшая преподавательница Галина Ладес из университета имени Сахарова начала собственную карьеру как оператор ЭВМ в Вычислительном центре университета математики АН БССР, где делали расчёты для всей Академии наук. Не считая научных расчётов, автомобили уже в то время применяли для расчёта заработной плата.

на данный момент Галина трудится в КУП «Центр IT Мингорисполкома» и параллельно просматривает лекции студентам. А также она говорит о том, с чего начались операционные совокупности и как трудились советские программисты.

Документация хранилась в контрабасе, но уровень был всемирный

В БССР были и программирование, и проектирование, и фундаментальная наука, и ведомственные научно-исследовательские университеты. Программисты трудились в университетах Академии наук и ведомственных НИИ на собственную страну и на целый СССР.

По многим разработкам и направлениям мы были на мировом уровне. Были собственные ЭВМ а также заглавия отечественные были: «Минск-2» (позже – 22, 32, к примеру). В Университете математики уже в 1955 году проектировали ЭВМ «Луч».

Говорили, что документация на один из разрабатываемых в Минске компьютеров сперва хранилась в поломанном контрабасе в сарае неподалеку от филармонии, поскольку, в отличие от США, свободных гаражей у нас по окончании войны не было.

самые известные разработчики из старших – Виктор Владимирович Пржиялковский и Георгий Павлович Лопато.

Технологии 70-х: программу возможно исправить, перетасовав колоду

Разработки начали развиваться еще до моего рождения, так что начала я не видела. Но правила работы и двоичную систему счисления с графами мне отец растолковывал где-то во второй половине 60-ых годов двадцатого века. Он был одним из тогдашних конструкторов ЭВМ – Ладес Владимир Иосифович. Ему на данный момент 94 года.

В начале 70-х смотрелось все колоритно. Сперва программы набивались на перфоленте ручными перфораторами, в следствии получалась прекрасная лента с круглыми дырочками. С данной ленты программа считывалась в память ЭВМ и шел расчет. Но, ленточки рвались, и программу тяжело было поменять. Исходя из этого стали использоваться перфокарты.

Перфокарты складывали в колоды, как простые игральные карты. Колоды бывали громадными, их комфортно было хранить в коробках из-под обуви. Время от времени, дабы исправить программу, необходимо было колоду перетасовать.

Дабы скопировать готовую программу, набитую на перфокартах, в режиме копирования трудились устройства, каковые официально назывались перфораторами. Они с ужасным звуком пробивали на громадной скорости перфокарты-копии и время от времени жевали исходную колоду. За это их неофициально кликали «бармалеями».

Ожидания от компьютеров: роботы, космос и медицинская диагностика

Ожидания того времени в отношении компьютеров обрисовал мой папа в лекции по линии общества «Знание». Она именовалась «Математика и научно-технический прогресс» и была издана в 1977году. Ещё одна его книга – «Кибернетика в публичном производстве. Минск, 1981».

Вот выдержка: ЗНАЧЕНИЕ КИБЕРНЕТИКИ ДЛЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

Наиболее эффектным, поражающим воображение результатом кибернетики на данный момент являются электронные счётные автомобили (ЭВМ). Первая у нас ЭВМ была выстроена во второй половине 40-ых годов XX века в Университете электротехники АН УССР под управлением академика С.А. Лебедева.

ЭВМ – принципиально новое орудие труда, созданное людьми для расширения области действия человечества на среду обитания. Такие автомобили разрешают хранить огромные массивы данных и с большой скоростью делать математические операции над этими данными.

В случае, если до недавнего прошлого математика была наименее механизированным звеном публичного производства, то изобретение в 1945 году электронной счётной автомобили ЭНИАК и последующее бурное развитие индустрии ЭВМ дало математикам замечательное орудие.

Громадное значение для народного хозяйства на данный момент покупают сети ЭВМ. На данный момент ЭВМ нужны и для исполнения космических программ, для медицинской диагностики и для потребностей обороны. Но более всего они необходимы самой кибернетике.

Вторым достижением кибернетики явилось создание роботов…

Что касается ожиданий – у отца больше написано, чем до сих пор сделано.

Со временем изменился размер компьютера, но методы – прошлые

С тех времён на моей работе поменялся разве только размер внешних носителей и компьютеров, показались визуальные графический интерфейс и методы отладки. В неспециализированном-то и всё. Сложность метода от смены носителя не изменяется.

Изменилась ли жизнь? Подобно. В первой половине 70-ых годов XX века я поступила в школу юных математиков ИМ АН БССР, где преподавали программирование, так что просто не знаю судьбе без ЭВМ, сетей и компьютеров.

С началом эмиграции в первый раз услышали термин «на данный момент»

Были ли мы современны тогда? Да, были, и остались кроме того некое время по окончании того, как административным порядком закрыли конструкторские разработки СССР по технике и системному ПО.

Само собой разумеется, мы сравнивали себя с Западом. оптимизация алгоритмов и Теоретическое программирование у нас были лучше. Машинное время было дорогое, его было мало, исходя из этого программисты подготовились к выходу на отладку шепетильно. От них довольно часто потребовали, дабы программа была работоспособной с первого прогона.

Юная Галина Ладес сидит на принтере (АЦПУ – алфавитно-цифровое печатающее устройство). В руках – бумага с распечатанной информацией.

Мы смеялись над американцами, что они не могут программировать. В первой половине 80-ых годов XX века началась первая волна эмиграции программистов из СССР. Они стали устраиваться в зарубежные компании, и мы в первый раз услышали термин «overqualified», т.е. работник, квалификация которого значительно выше той, что нужна компании и предполагается по должностным обязанностям.

Многие эмигранты устраивались на Западе на более большие должности, чем дома.

Фарцовка на наибольшем уровне

Была ли техника от фарцовщиков (спекулянтов-чужестранцев – ред.)? Это произошло лишь по окончании того, как ЭВМ прекратили занимать по 2-3 огромных машинных зала.

Не смотря на то, что, в принципе, во времена холодной войны ЭВМ довольно часто брали через подставных лиц и через третьи страны по обстоятельству запрета прямой продажи в СССР. Можно считать, что это также была фарцовка, лишь на более большом уровне.

Со временем компьютеры прекратили быть чем-то малодоступным, предназначенным только для экспертов. Это произошло в 90-е годы, в то время, когда показались игры и персональные компьютеры.

Действительно, и для первых ЭВМ игры также были, но сперва без графического интерфейса, что не очень интересно. Первый раз за игру вместо отладки меня отругали в первой половине 80-ых годов двадцатого века.

Похож ли эксперт 70-х годов на сегодняшнего?

Сегодняшний программист в общем похож на эксперта 70-х, лишь программирует менее шепетильно, сохраняет надежду на тестирование и отладку. Системные администраторы – на данный момент их именуют сисадминами, а раньше именовали на данный момент – те по большому счету остались прежними.

Экспертам по обслуживанию техники на данный момент работается по-второму, т.к. спирта для оборудования и протирки контактов на данный момент не выдают. Раздельно сетевиков (экспертов по сетям – ред.) фактически не было, этим также занимались электронщики – эксперты по обслуживанию техники.

Пример уже неиспользуемых подробностей – разъём для коксиального кабеля, применяемого для организации локальной сети. Он, в отличие от автомобилей «Минск-22», был в ходу ещё в 2000-х.

А вдруг о вторых профессиях, в особенности связанных с графическими возможностями, – их тут в то время просто не существовало. В 70-е на многих вычислительных центрах ввод команд шел через клавиатуру электрической пишущей машинки Consul, максимум – дисплея ЕС 4907 в текстовом режиме (80 знаков, 24 строки). Исходя из этого каждые разработки графических интерфейсов, к примеру, просто не имели смысла. Максимум программисты баловались с псевдографикой.

Но были операторы ЭВМ, каковые вводили программы пользователей, эксперты перфорации, каковые набивали перфокарты и перфоленты. Провалились сквозь землю специальности и – эти устройства провалились сквозь землю за ними, как и громадные машинные залы с охлаждением. О них напоминают лишь оставшиеся кое-где около бывших НИИ прямоугольные бассейны охлаждения. Да и те уже не так долго осталось ждать уберут…

История развития Вычислительной техники


Интересные записи: